сотонв 666

ахуеть, новая запись в жж

Кажется, я начал понимать, в чём смысл. Не жизни, не моей, а в целом. В лести. Я сегодня играл на пеонине в баре. Играл, признаться, плохо. По-пьяни, по-накуру и плохо. Но вокруг было как минимум 15 человек, буквально прилипших к инструменту, которые не позволяли мне остановиться, так же как хозяйка не закрывала бар до тех пор, пока я не закрыл крышку пеонины. Они просто слушали. Пускай, молча, не ляпнуть бы глупости, заворожённо, но просто слушали. Меняю тему, в частности, инструмент. Ни для кого особо не секрет, что я сменил лет 5 назад пеонину на бас-гитару. И сколько бы я ни пытался добиться той же отдачи от слушателя, всё было напрасно. Максимум сочувствия, что я слышал в свой адрес, это то что я просто занимаюсь не своим делом. А теперь открытие! Не стану раскрывать имён, но люди, владеющие музыкальными инструментами, услышав мои делитантские слеповые потуги, бегут, спотыкаясь об палочки, за свои ударные установки, спешно снимают со стоек свои гитары, включают микрофоны и начинают подыгрывать, подпевать, развивать мысль, а ты остаёшься как бы в стороне от дел, но стоит тебе остановиться, как всё остальное прекращает жить. Так вот, о смысле, о жизни и о в целом. Я не вижу интереса в публике, которая слушает. В публике, которой нечего привнести. Для меня человек, музыкант, которого посредствам своего посредственного грува я заставил метнуться шмелём за инструментом и начать творить, намного весомей, чем слушатель, оценивающий в высоты своего шмелиного полёта эффектность моей игры на пеонине по сравнению с игрой на бас-гитаре. Возвращаясь к смыслу. Я определился, а что ВАМ больше льстит? Абсолютное признание в кругу потребителей, или частичное признание в кругу производителей?
сотонв 666

верхний пост в жж

Здесь не было записей больше года. Открою секрет, за этот год у меня на полке скопилось порядка 365-и чистых листов бумаги, и на каждом из них должна была быть запись. Ведь всё это время, каждый божий день, мне было, что сказать, но по разным причинам я не желал произносить этого вслух. Каждый день начинался с чистого листа и заканчивался им же. Каждый чистый лист, положенный в стопку с остальными, уносил в немое прозрачное прошлое мои мечты, их воплощения, успехи, неудачи, обиды. Оставлял навеки безликими в моей памяти людей, с которыми я был, персонажей, с которыми я играл. На них не было ни дат, ни лаконичных заголовков, ни фотографий, не было событий, поездок, женщин, друзей. Никто никого не поздравил с годовщиной свадьбы, юбилеем, ни тем более с восьмым марта. Глядя на них, я как никогда отчётливо понимаю, что в хронологии этих 365-и дней мне не к чему вернуться, даже в воспоминаниях. Нет даже соблазна возвращаться, все дни - как бумага - одинаково ровные, гладкие и пустые. Год без прошлого, 365 чистых листов. Без наивных летописей. Персонажи, которые были здесь, интересовали меня только как люди. Спустя год здесь осталось всё меньше людей, которые интересуют меня хоть как-то. Здесь не было записей больше года. Здесь не будет записей ещё чёрт знает сколько времени.
сотонв 666

Интервью с клоуном

Имя. Бимбом. Это моё настоящее имя, а не клоунский псевдоним, как можно подумать. Я дал его себе сам. Звучит странно? А что делать, если твои родители забыли окрестить тебя по молодости Васей или каким-нибудь Джоном? Скажи спасибо, что призвание дали. В любом случае, через какое-то время начинаешь понимать, что любой "Бимбом" гораздо лучше чем "эй, ты, клоун", на которое ты привык откликаться. Люди, которые играют на сцене, часто выдумывают себе разные псевдонимы, я же выдумал себе имя, и другого у меня нет. Грим. Это моё лицо. За ним серая невыразительная оболочка, заглушка, силуэт в рамке, какими на бланках обозначают место для фотографии. Мой грим, это не попытка что-то скрыть или приукрасить, это мой портет. Притворство для жизни, у меня же её нет. У меня есть сцена, а на сцене ложью никого не купишь, будешь играть сам для себя, а это уже попахивает шизофренией. Игра. Держаться на сцене, это изматывающее ремесло. Твоя задача - оставаться смешным и интересным как можно дольше. С каждой минутой представления она становится сложнее, и чем хуже ты с ней справляешся, тем больше ты видишь пустых кресел в зале. Но как бы ты ни старался, рано или поздно зрители разойдутся по домам, снова оставив тебя в одиночестве. Одиночество. Это когда после непрерывного суточного представления возвращаешься в гримёрку, садишься перед зеркалом и умываешь лицо. Смотришь, как разноцветные струйки стекают по раковине, унося за собой в вонючие недра канализации смех, радость, восторг, восхищение на лицах людей, которым ты это сегодня дарил. Всё это впитал в себя грим, не дав просочиться вовнутрь. А за ним, стоит поднять глаза к зеркалу, открывается серая скорлупа, усохшая, сморщенная, местами потрескавшаяся. Словно выжатый, использованный до последней капли аллюминиевый тюбик краски, который собирались выкинуть, но тот удачно затерялся где-то под столом. Удачно ли? Ну всё, пора на сцену.
... А сейчас я ударю себя лопатой по голове, и все засмеются! Давайте же! Алле-оп! Алле-оп!..
сотонв 666

цетатко

"... В светских беседах три четверти всех вопросов и ответов направлены на то, чтобы причинить собеседнику маленькую боль; поэтому так много людей жаждут общества: оно дает им сознание их силы. Злоба, проявляясь в таких бесчисленных, но очень небольших дозах, есть могущественное возбудительное средство жизни - точно так же как благожелательность, распространенная в мире людей в таких же формах, есть повсеместное целебное средство. - Но много ли найдется людей, которые будут иметь честность сознаться, что причинять боль доставляет удовольствие? что люди нередко развлекаются - и хорошо развлекаются, - причиняя огорчение другим людям, хотя бы мысленно, и стреляя в них дробью мелкой злобы? Большинство людей слишком нечестны и немногие - слишком добры, чтобы знать что-либо об этом pudendum; пусть же они, если хотят, отрицают правоту Проспера Мериме, который говорит: "Sachez aussi qu'il n'y a rien de plus commun que de faire le mal pour le plaisir de le faire"." Ф. Ницше
сотонв 666

И пусть вам приснится с яйцами птица.

Я не хочу больше видеть сны. Ах, если бы от них можно было отписаться, как от массовой рассылки или кабельного телеканала! Во имя всего святого, перестаньте! Не показывайте мне другую жизнь - я пытаюсь убедить себя, что доволен этой. Не пытайтесь вскрыть во мне латентные желания - список моих желаний давно утверждён, заверен и обжалованию не подлежит. Не тычьте пальцем на мои ошибки - утром я всё равно найду себе оправдания и свалю вину на других. Не тешьте меня бесполезными надеждами - я сам решаю, чему быть, а чему нет. Не напоминайте мне о старых знакомых - я сам о них вспомню, когда мне от них что-то понадобится. Не показывайте мне, как умирают люди - их жизнь мне безразлична. Не пугайте меня собственной смертью - бояться буду, когда время придёт. И, в принципе, не тратьте на меня время - многие уже убедились, что усилия идут впустую. "Директору фабрики снов, г-ну Дрим Мастеру. Заявление. Отписываюсь нахуй. 30.07.2007. Пай."
сотонв 666

Прыжки с шестом

На асфальте лежало говно. Это была очень странная улица: люди ходили по ней только в одном направлении. Они внимательно, но при этом с удивительной лёгкостью переступали через говно, а тому оставалось лишь лежать и печально смотреть вслед удаляющимся фигурам. И однажды говно начало обижаться: какого, собственно, хуя они все перешагивают через меня как через говно на асфальте, с этим надо что-то делать. И оно решило: я буду расти. Я буду становиться больше и больше с каждым днём, и в один прекрасный момент я дорасту до таких размеров, что через меня не то что переступить, с шестом перепрыгнуть никому не удастся. Я стану восьмым чудом света. И тогда люди, которые раньше через меня старательно перешагивали, соберутся вокруг и станут мной восхищаться. Говно начало расти. Ввысь и в ширь. И вонять стало тоже значительно сильнее. Только ожидаемый эффект на людей это не произвело. Скорее обратный - они просто перестали ходить по этой улице. Ведь к их пункту назначения вело много других улиц, таких же странных, односторонних, но без препятствий. И тогда говно стало тосковать по тем временам, когда оно было маленьким. Ему снова захотелось тихо лежать на людной улице и тоскливо глядеть вслед удаляющимся фигурам, в надежде что кто-нибудь когда-нибудь в него таки вляпается.
сотонв 666

маразм

В голове не укладывается!

В фильме "Американский Нинзя 2" кубинский наркобарон на острове Чёрная Борода производит отряды тёмных нинзя посредствам геноинженерии, а девушка-которую-спасёт-главный-герой-и-они-в-конце-фильма-поцелуются предлагает ему (герою) ПОЙТИ подождать пока стемнеет. Это сильнее любого Дейвида Линча, поверьте.

В потенциальном продакшн коде проекта обнаружил такой вот экспромт: for (Smert smert : smerts) { Zlo zlo = getZlo(smert); if (zlo == null) { log.debug("Zlo missing: " + zlo.getId());}} . Синтезированный NullPointerException ловится ниже по коду с пустым catch-блоком. Ходят слухи, что автор этого шедевра уехал в Японию. Возможно, там его поймут. Держу за него пальцы.

А на упаковке лака для волос написано выделенным шрифтом "Внимание! Содержит этиловый спирт!" И строчкой ниже "Не предназначено для применемия в пищу." Форменная провокация.

Возникает подозрение, что на эту планету я попал по ошибке.
  • Current Mood
    bitchy bitchy
сотонв 666

Труба

В результате того что местные товарищи не осилили настроить под Федориным Корем нормальную видюху с нормальным монитором, я второй день подряд пялюсь в рябые ЦРТ-шные 85 герц под 1024х768. Моим глазам скоро придёт песда.